Воскресенье, 13 Апрель 2014 23:00

Мой первый научный руководитель


Мой первый научный руководитель

   Учился я на факультете романо-германской филологии, но зарубежную литературу нам читали преподаватели филологического факультета. Какая это была роскошь! Тамара Александровна Комова, Людмила Алексеевна Тукузина, Ирина Анатольевна Белопольская, и, конечно, Алла Борисовна Ботникова. Лекторы замечательные, приятная, уважительная, ненавязчивая  манера общения, и, конечно, огромная эрудиция и любовь к своему предмету.
   А потом оказалось, что надо писать нашу первую курсовую по зарубежной литературе, и надо выбирать тему у этих преподавателей.
   Я как человек совсем не литературоведческий,  побежал на кафедру к «зарубежникам» первый  – в надежде, что смогу выбрать тему поближе к языку. Таковых не оказалось, и я выбрал себе тогда тему социальную – «Социально-философское содержание образа Робинзона Крузо». Мне так было легче – все-таки социально-философское содержание, а не просто образ. Очень я боялся слова образ. И Робинзон мне казался подходящим персонажем для анализа  -  я произведение в детстве читал, мне казалось, это мне это участь облегчит.
   И руководителем у меня оказалась Алла Борисовна Ботникова.
   Она мне рассказала, как писать курсовую, и я приступил к своей первой научной работе.
   Произведение я прочитал внимательно и несколько раз (кстати, впервые узнал из романа, что изюм – из винограда, мне это в голову не приходило). Я подошел к работе как мог серьезно – поднял социологическую литературу, философскую, историческую  о том периоде, ведь надо было раскрыть социально-философское содержание. Проявил самостоятельность и  убедительно показал, что Робинзон – типичный эгоист и буржуа, и Пятницу эксплуатировал.
   Своей первой научной работой я очень гордился, напечатал ее на машинке – получилось страниц 50, солидная работа! Показал ее девушке, за которой ухаживал – она была технарь, но прочитала внимательно и написала мне рецензию: «Очень хочется защитить бедного Робинзона Крузо от воинственно настроенного Стернина». Права была. Но я этого тогда не понимал  и понес работу Алле Борисовне.
   Алла Борисовна оставила работу себе и назначила время для беседы. Когда я пришел, она вдумчиво посмотрела на меня, а потом стала терпеливо объяснять, что то, что я  написал, весьма самостоятельно, но далековато от литературоведения. И вдруг сказала: «А Вы не хотели ли бы заниматься наукой? Вы из той глины, из которой можно лепить исследователя». Первый раз во мне увидели научные задатки! Я сказал, что я очень хотел бы, но хочу  заниматься языком. «Ну, хорошо», - спокойно сказала Алла Борисовна и поставила мне пятерку.
   Так я не стал ее учеником, но поверил, что научной работой я смогу заниматься.
   Кстати, я вспомнил об этом случае, когда ко мне пришел студент третьего курса филфака Сережа Савинков и сообщил, что он взял у меня тему по языку Блока,  и сразу вручил мне готовую работу. Ни разу не приходил на консультацию. И работа  была ну совсем не лингвистическая, а литературоведческая. Но очень самостоятельная и интересная.  И я вспомнил Аллу Борисовну – и поставил Сергею без всяких разговоров  отлично. А теперь он доктор наук, известный литературовед.
Спасибо, Алла Борисовна!
                                                                                                                         И.Стернин

Прочитано 998 раз
© 2013-2017 sterninia.ru Публикация данного материала разрешается исключительно со ссылкой на источник и с указанием автора.