Воскресенье, 30 Апрель 2017 22:32

Дискуссия по статье И.А.Стернина в "Поиске"

Адреса публикаций

И.Стернин. Как уважать себя заставить? Ученый-филолог размышляет о наболевшем. Поиск, № 8 (2017) , 24 февраля 2017 г.
О.Кириллова. Зачем учить ученого. Подготовка научной статьи - это тоже наука. Поиск № 11, 17 марта 2017
Иосиф Стернин. Почему мы так не уважаем себя и собственную российскую науку? Литературная Россия.№13. 14 апреля 2017
Бумагомаратель, обслуживающий обучающихся. Круглый стол. Литературная газета. № 15 (6594), 19.04.2017

Студент всегда прав? // Словесник. - Вып.9 (28). -  Литературная газета, № 19, 17-23 мая 2017.

http://slovesnik.lgz.ru/upload/iblock/555/555c472e178f9c0ace545a6540593afe.pdf

Ответ И.А.Стернина О. Кирилловой

И.А.Стернин.  Два взгляда на науку: профессор и чиновник

 

В «Поиске» № 11 17.3.2017 был опубликован отклик О.Кирилловой на мою публикацию «Как уважать себя заставить» (№ 8, 2017). – Отклик носит название «Зачем учить ученого. Подготовка научной статьи - это тоже наука».

Я получил на свое выступление в "Посике" и других изданиях очень много откликов, коллеги меня в подавляющем большинстве полностью поддержали. Справедливости ради, отмечу – были и много пессимистических реакций ( все правильно, но кто это услышит…), были полемические реакции от филологов-англистов, которые считают, что надо обязательно печататься в англоязычных научных журналах. Конечно, им надо, и на английском языке – носители языка их оценят и что-то почерпнут для себя из зарубежных исследований их родного языка. Но другим-то зачем? Спасибо за отклик и О.Кирилловой , за поддержку многих моих соображений - «если честно, выступление ученого в определенной степени заслуживает поддержки, многие высказанные замечания справедливы», пишет она; надо «отдать должное профессору Стернину в том, что он поднял вопросы, которые заслуживают объективной оценки, так как касаются интересов большей части его коллег, представляющих не только гуманитарные, но и социальные области науки».

О. Кириллова - компетентный эксперт Scopus, председатель Российского экспертного совета по оценке и продвижению журналов в международные информационные системы, ее мнение по затронутым вопросам очень важно; но при этом она и заинтересованный чиновник, который, естественно, пишет о важности и необходимости того, чем она занимается - продвижение наших журналов за рубежом, при этом ссылаясь на документ - Постановление №312 от 8 апреля 2009 года «Об оценке и о мониторинге результативности деятельности научных организаций...». Так что это взгляд чиновника, функционера.

Есть с О.Кирилловой у нас точки соприкосновения, но есть, естественно и разногласия. Одно из них связано с тем, что О.Кириллова интерпретировала  мои мысли несколько односторонне – получается, что я, якобы, против международных публикаций наших ученых, против «широты аудитории». Упаси боже! Но «продвигать наши журналы за рубежом» и требовать от российских ученых публикаций за рубежом как критерия оценки их научной состоятельности – совсем разные вещи.

Совершенно ясно, что надо продвигать наши журналы за рубеж. И они должны соответствовать международным требованиям. И в них надо публиковаться. Никто в здравом уме не будет с этим спорить.

Но наличие или отсутствие отечественного автора в таких базах данных не может быть основным критерием качества его научной деятельности в родной стране.

Моя идея в том, что сейчас настоятельно требуют ответов следующие вопросы.

Вопрос 1. Должна ли в России публикация в журнале, зарегистрированном в международных базах данных, являться основным или единственным критерием оценки профессиональной и научной деятельности ученого? И является ли такая публикация свидетельством международной известности ученого, высокого качества его профессиональных достижений? Я считаю - нет.

О.Кириллова, кстати, здесь со мной соглашается: отмечает, что она не поддерживает крайнюю «точку зрения, что МНБД можно и нужно считать единственными ресурсами для получения данных о качественных публикациях российских ученых по этим областям знания и строить на их основе отчетность о научной деятельности». Но при этом меня лично О.Кириллова пожурила с позиций «широты аудитории»: «Пока же остается только сожалеть, что, будучи авторитетным ученым с мировым именем … профессор И.Стернин не представил в должном объеме свои исследования мировому сообществу». 

Во-первых, почему ж я не представил? Откуда у О.Кирилловой такие сведения? Это я, наверно, в Скопусе не «представил», хотя у меня там есть некоторые работы (попали туда без моего ведома). Но при этом у меня есть ученики и последователи в Германии, Финляндии, Сербии, Польше, Киргизии, Ираке, Сенегале- они заинтересовались моими работами и работами моих учеников во время моих командировок за рубеж, на международных конференциях, во время их посещений нашего университета и учебы в России. И это без всякого Скопуса , то есть при личном контакте. Некоторые мои работы они сами перевели на ряд европейских и восточных языков, а одну из своих книг – о русском и американском коммуникативном поведении – я выпустил и на английском языке, поскольку она интересна и американцам, не знающим русского языка.

И, во-вторых – я убежден, что международная известность не может являться целью деятельности ученого. Его цель – наука. Станет он известным за рубежом – хорошо, но это зависит от очень многих факторов, и их нельзя «организовать» бюрократическими процедурами. Кстати, за рубежом знают и активно переводят Толстого, Достоевского, Чехова и Пушкина. Гораздо меньше переводят Лермонтова, Салтыкова-Щедрина, Гоголя, А.Н.Островского и многих других – но это никак не значит, что эти писатели «хуже» - для нас, россиян, их рейтинг не менее высок.

Вопрос 2. Всегда ли наличие журнала в зарубежных информационных базах данных SCOPUS или WEB OF SCIENCE является доказательством высокого научного уровня опубликованных там статей?

Мне неизвестны доказательства этого. И эти доказательства, по-моему, никогда и никем не представлялись. Я видел в ваковских, и в скопусовских журналах массу откровенно слабых работ. Кстати, нередки случаи, когда во многие рецензируемые журналы статьи студентов или аспирантов принимают, а профессоров нет. Какой уж тут показатель научного уровня… Кстати, многие журналы из базы СКОПУС все время через Интернет предлагают гарантированные платные публикации за большие деньги. Заплатил - и вот тебе СКОПУС в научный отчет или грант. Это показатель финансовой состоятельности ученого, а не его научного уровня.

3. Надо ли диктовать ученым, где они должны публиковаться?

О.Кириллова считает, что надо – а то такую ерунду пишут… Я полагаю, что не надо. Ни в коем случае.

За качество научной продукции, против липовых исследований и диссертаций нужно бороться, таких развелось огромное количество - но никак не предъявлением формальных требований. Если пишут ерунду, не надо печатать, не надо принимать к защите и давать степень. Отвечают за качество работы научные редакторы, научные руководители и диссертационные советы, а не место публикации или статус журнала.

Качество научной работы и место ее публикации, а также тип издания, тип журнала напрямую между собой никак не связаны. Надо давно отказаться от «географического гонора» в оценке публикаций ученых – в России наука давно делается не только в Москве и Санкт-Петербурге, и не только в академических институтах. У нас мощные научные школы в регионах, в том числе в ведущих (и не очень) вузах страны. И в области гуманитарных и социальных наук мы во многих областях ничуть не хуже заграницы. Надо отходить от «низкопоклонства перед Западом» (термин, конечно, сталинский, идеологизированный, но сейчас, по-моему, он очень подходит - явление сформировалось у нас на новой основе).

Требовать публикаций в определенных изданиях – это придумали именно чиновники, как правило, далекие от науки и сами ничего не пишущие: ведь так очень легко строить отчеты и рейтинги, выделять гранты –не надо вникать в суть работы,  надо только поручить техническому сотруднику посмотреть, где у соискателя гранта статьи опубликованы: если в Скопусе – значит, достойная работа, можно дать грант, повысить в рейтинге.

Не понимаю пренебрежительное (иначе не скажешь) отношение автора к вузовским изданиям. Почему, как пишет О. Кириллова, «научная информация остается неизвестной широкой научной аудитории, молодому поколению исследователей, …когда авторы публикуют свои работы в сборниках статей собственных университетов, межвузовских сборниках или выпускают монографии и учебные пособия тиражом 100 экземпляров».

Почему такое огульное отрицание научного уровня публикаций российских вузов? Почему 100 экз. для монографии или пособия – это мало? За рубежом тиражи монографий не больше, да и купить их может далеко не каждый ученый. А знает ли автор, что большинство монографий наши ученые издают за свой счет? И эти 100 экз. разойдутся по специалистам – я пошлю свою монографию тем 30-40 ученым, которые занимаются этими проблемами и которые будут ее использовать, рекомендовать своим ученикам. Тираж сейчас не имеет значения, найти любую научную работу всегда можно. Я, например, на своем сайте публикую свои основные работы для студентов и аспирантов. Они вообще сегодня могут быть не изданы в печатном виде, но доступны и цитируемы специалистами. Кстати, многие мои малотиражные издания для учебной работы со студентами и магистрантами давно неведомым мне способом оказались в интернете. И все их имеют возможность читать. В интернете сейчас можно найти все.

Кстати, а какой тираж у зарубежных научных журналов? А у наших академических журналов? Хорошо, если 200 экз. (номинально стоит, в реальности меньше) - о чем это говорит? О низком качестве такого журнала? Какие основания так о нем судить? Скорее это говорит о финансовых возможностях издателей журнала.

4. Надо ли диктовать ученым, как они должны писать свои научные работы?

Вновь отвечаю – нет, конечно. Не надо «учить ученого».

О.Кириллова, с одной стороны, отмечает: «Действительно, смешно выглядит в приведенной в качестве примера профессором И.Стерниным инструкции для авторов журнала ограничение на цитирование не более трех собственных публикаций (и правда, почему трех?)». А далее автор пишет: «Установлено, что в зависимости от научной дисциплины оригинальная научная статья, содержащая полноценное представление результатов исследования, не может быть меньше 3000-6000 слов (6-10 страниц текста в журнале с иллюстрациями)». Очень напоминает популярный в обыденном сознании аргумент: «Ученые установили». Кем установлено? Пресловутыми британскими учеными?

Не надо ученому указывать, сколько страниц должна быть его статья, каков должен быть объем аннотации, надо ли писать об истории вопроса, сколько раз кого надо цитировать, каков должен быть объем заключения и под. Это все его личное дело. Наука – дело штучное и индивидуальное. Требования могут быть только техническими (шрифт, количество знаков, поля и под.) и они устанавливаются журналом или сборником.

Мы гордимся нашими экспортными достижениями – автомат Калашникова, ракетные двигатели, но это не значит, что всю нашу промышленность надо оценивать исключительно по ее экспортным показателям: кто печет около нашего дома вкусный хлеб и не экспортирует его, всегда окажется при таком подходе неуспешным производителем, хотя именно он нам нужен и мы его ценим за реальное качество его работы.

5. Как оценивать деятельность ученого?

Еще раз подчеркну - речь не о том, что индексированные в Скопусе публикации ученого не должны учитываться. Просто учитывать надо не только их.

Я убежден, что рейтинг российских ученых нужно определять, прежде всего, в их отрасли внутри России. Это сейчас, например, делает РИНЦ.  И думаю, не стоит  к системе РИНЦ относиться свысока, как это, по-моему, делает О.Кириллова: « Мне трудно согласиться с тем, что РИНЦ может быть единственным и достаточным ресурсом для демонстрации опубликованных результатов научных исследований. И хотя на национальном уровне в настоящее время ему замены нет, учитывать в отчетах любые издания и публикации, без ограничений включаемые в РИНЦ, в том числе весь тот “мусор”, который в большом объеме появляется в, мягко говоря, недоброкачественных изданиях, и все это считать научным продуктом - невозможно!» А «мусор» в Скопусе можно?

РИНЦ надо совершенствовать, спору нет, но зачем игнорировать собственную российскую базу данных в угоду скопусу и веб оф сайенс – ведь РИНЦ нацелен именно на российские научные достижения.

Я считаю, что учитываться при оценке научной деятельности ученого должны все публикации и все цитирования, независимо от места публикации и издания. А за качество публикаций отвечают редакторы соответствующих изданий.

Почему при оценке научной деятельности ученого не учитываются его монографии? Это самый серьезный аргумент ученого – написанная им книга. Почему не учитываются статьи ученого в тематических сборниках? Общее число публикаций? Общее число цитирований ученого в научной литературе? Именно это свидетельствует о его продуктивности и научной состоятельности.

Можно учитывать регулярность публикаций – ученый должен работать, не должно быть больших перерывов в публикациях, отражающих получение им новых результатов.

Важный фактор – количество защитившихся у ученого магистрантов, аспирантов, соискателей, докторантов.

Важен также факт научно-издательской и научно-организационной деятельности – издает ли ученый сборники по своей научной проблеме, выходят ли под редакцией ученого регулярные проблемные научные сборники по его проблеме, организует ли он конференции и другие научные мероприятия.

И еще - активно ли публикуются его ученики, есть ли у него вообще собственные ученики?

Любопытен вопрос об ограничении цитируемости определенных авторов. С моей точки зрения, полный абсурд запрещать или ограничивать какими-либо формальными количественными рамками право молодого ученого цитировать своего научного наставника, в русле концепции которого он работает. Такие запреты напоминают мне просто попытку «подавить» научную школу. Абсурдно ограничивать право ученого ссылаться на свои работы – он это делает, чтобы не повторять уже опубликованное. Полагаю, что за названные ограничения ратовать будут прежде всего те, у кого нет своих учеников и своих работ – им-то сослаться не на что.

Не надо создавать чиновничью «науку» из подготовки научных статей. Подготовка научной статьи - это не наука. Это право и ответственность самого ученого. Давайте уважать своих ученых. Они все сделают сами. Без подсказки чиновников.

Уверен что все эти проблемы надо обсуждать с научным сообществом, и министерству нужно слушать прежде всего самих ученых, а не чиновников от науки и образования.

Хотелось бы услышать соображения коллег, оппонентов и представителей Министерства по затронутым вопросам.

Давайте уважать собственную науку и собственных ученых. 

Прочитано 196 раз
© 2013-2017 sterninia.ru Публикация данного материала разрешается исключительно со ссылкой на источник и с указанием автора.