Понедельник, 15 Июль 2019 16:23

Письмо Стернина об оценке научных работ в Комитет по науке и образованию Думы. Ответ Комитета. Ответ из Думы. Комментарий

Государственная Дума РФ

Комитет по образованию и науке

Государственной Думы

Председателю комитета

Никонову В.А.

Стернин И.А.,

профессор Воронежского университета,

Воронеж

Уважаемый Вячеслав Алексеевич, всячески поддерживаю Вашу позицию и позицию вашего Комитета, направленную на преодоление формализма в оценке научной деятельности в России, сформулированную в рекомендациях проведенного Вами «Круглого стола». Хотелось бы, чтобы было инициировано соответствующее обязывающее решение в той или иной форме.

Предлагаю Вам некоторые дополнительные аргументы, связанные с формализмом и необоснованными требованиями российских конкурсов на предоставление научных грантов.

О преодолении формализма

в оценке научных работ российских ученых

Я профессор - филолог (мы с Вами и Л.Вербицкой встречались и общались на одном из форумов «Русского мира» в Москве).

Я занимаюсь научным проектом «Психолингвистический толковый словарь русского языка», это исследование значений русских слов и выражений в реальном языковом сознании современных носителей языка через эксперименты с носителями языка и составление словарей реального языкового сознания. Мы уже создали несколько словарей, которые дают ценные сведения не только для филологов-русистов, но и для преподавателей русского языка как иностранного, психолингвистов, культурологов, педагогов, философов. Это направление успешно развивается, есть большой коллектив, и работа нуждается в продолжении и расширении, охвате основной лексики русского языка.

Проект не имеет аналогов в России и за рубежом, приоритет в этих исследованиях - именно за российской наукой.

До 2016 г. я уже руководил различными грантами, в том числе и по данной проблематике, но с 2016 г. ежегодно получаю на мои заявки по данному проекту только отказы.

Удивляет не сам факт отказа – разумеется, должны развиваться исследования и в других областях, наш коллектив не в обиде, сколько удивляют основания отказа.

Таких, кроме частных замечаний, три:

1. Недостаточный научный уровень руководителя проекта в связи с тем, что его публикации представлены преимущественно в российских индексах цитирования

Рецензент:

«Основное замечание по представленному проекту касается научных публикаций руководителя. …. Большая часть его публикаций представлена в изданиях, включенных в российские индексы цитируемости,… все указанные им в заявке статьи в журнале "Вопросы психолингвистики" индексируются лишь в Russion Science Citation Index на платформе Web of Science, но не в Web of Science Core Collection. Таким образом, автор проекта нарушает одно из важнейших требований настоящего конкурса и предоставляет сведения, не соответствующие требованиям конкурсной документации».

ТАКИМ ОБРАЗОМ, ОСНОВНОЙ НЕДОСТАТОК МОЕГО ПРОЕКТА В ТОМ, ЧТО Я КАК РУКОВОДИТЕЛЬ ПУБЛИКУЮСЬ В РОССИИ И МЕНЯ ЦИТИРУЮТ В РОССИИ!

Отмечу, что «Вопросы психолингвистики» - наш ведущий профильный российский научный журнал из списка ВАК, который публикует работы по проблемам, которыми я занимаюсь и в рамках которых выполняется предлагаемый грант.

Это просто демонстративное пренебрежение к нашему ведущему российскому научному журналу.

Теперь о моем научном уровне как руководителя гранта (сведения   были указаны в заявке на грант):

  • Я   успешно руководил уже более чем   20-тью грантами;
  • Индекс Хирша у меня 56;
  • Количество цитирований моих работ по данным электронной библиотеки – около 24000.
  • У меня защитили диссертации 92 аспиранта и докторанта;
  • У меня на настоящее время более 1500 опубликованных научных работ, 40 опубликованных монографий, более 200 книг и научных сборников вышли под моей научной редакцией;
  • В последнем, опубликованном в 2017 г. списке «Языкознание: Топ-100 самых продуктивных российских учёных по данным elibrary.ru», я вхожу в первую пятерку самых продуктивных российских лингвистов.
  • Я заслуженный деятель науки РФ (с 2008 г.);

Мне кажется, что эти данные подтверждают мой достаточный научный уровень, который позволяет мне  руководить грантом по научному проекту.

Но у Фонда явно другое мнение.

2. Отсутствие связи проекта с «мировой наукой»

Рецензенты:

«Положительной чертой проекта является наличие оригинальной концепции и коллектива единомышленников, работающих с ней. Однако оригинальность имеет и оборотную сторону - заявленное исследование выглядит оторванным от мировой науки, по крайней, мере, составители заявки никак не озаботились тем, чтобы обозначить связь с ней».

«Оценка соответствия предполагаемых результатов мировому уровню исследований - Ниже среднего»

ТАКИМ ОБРАЗОМ, УНИКАЛЬНОСТЬ ПРОВОДИМЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ – ЭТО ПЛОХО, ТАК КАК ТАКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ НЕ СВЯЗАНО   С ТЕНДЕНЦИЯМИ МИРОВОЙ НАУКИ.

Ну не абсурд ли?

Дело в том, что в нашем случае за границей данное направление просто отсутствует, и у нас оно только начинает развиваться. Полагаю, что в первую очередь именно такие проекты и надо поддерживать в целях обеспечения приоритета России в науке, а не тормозить их.

Что касается «мирового уровня», то это в первую очередь никак не наличие ссылок на зарубежные источники и не ориентированность российского исследования на западные тенденции, а как раз уникальность наших разработок, обеспечивающая приоритет отечественной науки.

Гуманитарные исследования вообще приоритетны прежде всего для отечественной науки, тем   более по русскому языку.

3. Бессмысленные формальные требования к заявке: например, заранее указать все темы статей каждого из 10 членов коллектива на три года вперед.

Рецензент:

«Представленный план проекта также характеризуется отсутствием конкретных предложений по написанию будущих статей - хотелось бы видеть, например, ориентировочные названия будущих статей».

Что, нужно для каждого из 10 исполнителей указать темы статей на три года вперед? Ведь темы статей и докладов будут определяться результатами планируемых исследований, которые еще надлежит провести.

И опять – обязательно надо запланировать публикации статей в изданиях, индексируемых в зарубежных базах данных, это одно из главных условий конкурса!

Мы российские ученые, исследуем проблемы русского языка, результаты исследований интересны и важны прежде всего в России и для России, они ориентированы на российских ученых и читателей. Зачем лезть в эти «международные базы»?

Если иностранные ученые заинтересуются нашими обязательными английскими аннотациями, которые сейчас есть в каждой публикуемой статье, то пусть эти ученые учат наш великий язык и читают наши исследования по-русски. Мы же ведь учим английский и читаем по-английски то, что нам интересно за рубежом!

Уважаемый Вячеслав Алексеевич, очень ждем и надеемся, что ваш Комитет внесет свой вклад в дебюрократизацию российской науки и вернет в научную работу российских ученых осмысленность, освободив ее от необходимости работать на чуждые нашей науке и стране показатели и даст ученым сосредоточиться на качестве оригинальных научных исследований, что и продвинет нашу науку в мировые лидеры.

Всячески готов этому лично способствовать.

И.А.Стернин, профессор Воронежского университета

Прилагаю некоторые свои публикации на затрагиваемую тему:

  • Письмо И.А.Стернина Президенту РФ В.В.Путину о науке и образовании (2019)

(http://sterninia.ru/index.php/sobytiya-i-kommentarii/item/417-predlozheniya-v-v-putinu-o-nauke-i-obrazovanii-i-otvet-administratsii-prezidenta)

  • Статьи И.А.Стернина по проблемам образования и науки (2017-2018)

http://www.poisknews.ru/theme/publications/22732/

 

Ответ из Комитета Государственной думы по образованию и науке, который я получил 15 июля 2019 г.

 

 

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА

ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

СЕДЬМОГО СОЗЫВА

КОМИТЕТ ПО ОБРАЗОВАНИЮ И НАУКЕ

ул. Охотный ряд, д. 1, Москва, 103265 Тел. 8(495)692-91-42 Факс 8(495)692-37-40 E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

12 июля 2019                                                                                                                                                         № 3.5-25/456

 

И.А.СТЕРНИНУ

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Уважаемый Иосиф Абрамович!

 

Комитет Государственной Думы по образованию и науке рассмотрел Ваше обращение о необходимости совершенствования механизма оценки научных работ российских ученых и сообщает, что направил его в Министерство науки и высшего образования Российской Федерации, в компетенцию которого входит рассмотрение подобных вопросов.

О результатах рассмотрения Министерство науки и высшего образования Российской Федерации информирует Вас дополнительно.

 

 

Председатель Комитета                                                                                                 В.А.Никонов

 

Тодосийчук А.В.

(495) 692 -54-87

 

По поводу ответа Министерства

Я получил ответ из Министерства. Ответ пространный, на 7 страницах. В этом ответе (кстати, содержащем многочисленные орфографические, пунктуационные, стилистические ошибки), мне разъясняют основные принципы работы Российского фонда фундаментальных исследований (которые я и так знаю, поскольку регулярно подаю заявки на гранты), а также основы политики государства в области науки.

Что же мне важного в данном ответе сообщили?

1. Насчет обязательных требований об индексации публикаций в зарубежных базах данных.

РФФИ требует от ученого, подающего заявку на грант, обязательно иметь такую индексацию в Скопусе и ВоС.

   В ответе Министерства мне сообщается, что это требование со стороны РФФИ не является обязательным, предполагается возможность представить и статьи в российских ВАКовских журналах. Это неправда: «П.9. Руководитель проекта должен иметь следующее количество публикаций по тематике проекта в рецензируемых российских и зарубежных научных изданиях, индексируемых в базах данных «Сеть науки» (Web of Science Core Collection) или «Скопус» (Scopus), опубликованных в период с 1 января 2014 года до даты подачи заявки (5 публикаций)».

Именно на этом основании мне отказали в праве руководить грантом.

2. Насчет политики государства в области науки.

Мне напомнили, что «Россия исторически является одной из мировых научных держав: отечественные научная и инженерная школы эффективно решали задачи социально-экономического развития и обеспечения безопасности страны, внесли существенный вклад в накопление человечеством научных знаний и создание передовых технологий», а также, что «Пунктом 28 раздела III СНТР установлена цель научно­-технологического развития Российской Федерации, которой является обеспечение независимости и конкурентоспособности страны….Риски отставания России от стран-мировых технологических лидеров и обесценивания внутренних инвестиций в сферу науки и технологий, снижают независимость и конкурентоспособность России в мире, ставят под угрозу обеспечение национальной безопасности страны. В условиях значительных ограничений других возможностей развития Российской Федерации указанные риски и угрозы становятся существенным барьером, препятствующим долгосрочному росту   благосостояния       общества и укреплению суверенитета России в соответствии с пунктом 12 СНТР».                    

Мне, филологу, даже напомнили   о важности обеспечения военной безопасности страны: «Рост международной конкуренции считается внешней угрозой военной безопасности в соответствии с подпунктом «е» пункта 15 СНТР»

При этом в ответе очень правильно указано: «Вместе с тем, подпунктом «д» пункта 16 СНТР риском также считается возрастание роли международных стандартов, выделение ограниченной группы стран, доминирующих в исследованиях и разработках, и формирование научно-технологической периферии, утрачивающей научную идентичность и являющейся кадровым «донором».

Вот именно! Все правильно! Нельзя этого допускать! Мое предложение как раз и направлено на то, чтобы не прогибаться перед англоязычным Западом: нельзя ставить в зависимость поддержку исследований российских ученых, тем более в области русского языка, от обязательного наличия у них статей в иностранных базах данных (тем более что все эти журналы, предлагающие индексацию в международных базах данных, преимущественно зарубежные и являются коммерческими проектами, неплохо зарабатывающими по 20-30, а то и 50 тысяч рублей с каждой статьи нищих российских ученых). Почему мы должны оплачивать зарубежный научный бизнес? Кому-то конкретно это выгодно? Кто-то на этом зарабатывает?

Но этот вопрос в ответе Министерства просто не рассматривается.

3. О соотношении российского индекса научного цитирования и зарубежных баз Скопус и ВоС.

Здесь вроде Министерство осторожно поддерживает меня:

«Позиция Минобрнауки России относительно значимости публикаций в RussianScienceCitationIndex (RSCI) заключается в следующем. Распространенное мнение ведущих ученых (представителей экспертных советов РФФИ) (кстати, далеко не только их! - ИАС) о том, что наличие публикаций в RSCIне равнозначно наличию публикаций в международных базах данных не выглядит обоснованным в связи с тем, что требования к изданиям для попадания в отечественный индекс цитирования, на сегодняшний день, в значительной степени такие же жесткие, как и требования к изданиям для включения в международные базы данных. То есть, в частном случае, как, например, в случае с заявкой на грант по гуманитарному проекту Стернина И.А., целесообразно поднять вопрос обоснованности такой причины отказа в получении гранта».

Но при этом само Министерство, как ясно из ответа, поднимать этот вопрос как вышестоящая организация не собирается, оно устраняется от принципиального обсуждения данного вопроса и в своем ответе поручает продвижение этой позиции персонально мне как частному лицу путем личного обращения в РФФИ:

«Минобрнауки России считает целесообразным заявителю обратиться в РФФИ» и внести «предложение для включения в повестку очередного заседания совета РФФИ».

Вопрос-то общий, он  касается не только моего гранта (это только пример), а стратегии российской науки и образования в целом! Если есть такая позиция Министерства, то почему Министерство само не укажет РФФИ на неправомерность упоминаемых требований?

Я, кстати, заранее знаю, что мне как частному лицу ответят из РФФИ, если я туда обращусь: перечислят пункты Положения о конкурсе и сообщат, что они оценивают заявки в соответствии с этими пунктами Положения.            И этим дело закончится. А я как раз и выступаю против этих положений, считаю их неправомерными и в конечном итоге антинациональными, противоречащими интересам России. Необходимо вмешательство Министерства.

 

Я решил написать в Министерство свой комментарий по поводу полученного ответа.

Интересно, что ответит мне Департамент научной и научно-технической политики Минобрнауки РФ. И ответит ли вообще.

И.А.Стернин

Привожу ниже:

 

  • Ответ, полученный от Министерства (орфография и пунктуация сохранены).
  • Мое ответное письмо в Министерство.

МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

(МИНОБРНАУКИ РОССИИ)

Тверская ул., д.11, стр. 1, 4, Москва, 125009, телефон: (495) 547-13-16, e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.">info@minobmauki.gov.ru, http://www.minobmauki.gov.ru

Стернину И.А.

Комитет по образованию и науке Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации седьмого созыва

Министерство науки и высшего образования Российской Федерации в соответствии с письмом Председателя Комитета по образованию и науке Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации седьмого созыва В.А. Никонова от 12 июля 2019 г. № 3.5-25/457 о рассмотрении обращения гражданина Стернина И.А. сообщает следующее.

Распоряжением Правительства Российской Федерации от 29 февраля 2016 г. № 325-р «О реорганизации федеральных государственных бюджетных учреждений в форме присоединения к федеральному государственному бюджетному учреждению «Российский фонд фундаментальных исследований» федерального государственного бюджетного учреждения «Российский гуманитарный научный фонд» (далее - РФФИ, РГНФ соответственно) РГНФ реорганизован в форме присоединения к РФФИ.

Пунктом 4 Устава РФФИ, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 9 августа 2016 г. № 767, установлено, что функции и полномочия учредителя РФФИ от имени Российской                                       Федерации осуществляет Правительство Российской Федерации.

Отдельные функции и полномочия учредителя РФФИ осуществляет Министерство науки и высшего образования Российской Федерации.

Пунктом 7 указанного Устава Министерство науки и высшего образования Российской Федерации осуществляет функции и полномочия учредителя РФФИ, в числе которых отсутствуют полномочия, связанные с утверждением порядка проведения конкурсов грантов РФФИ.

Таким образом - определение механизма и критериев проведения конкурсного отбора РФФИ не входит в полномочия Минобрнауки России, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 июня 2018 г. № 682 (в редакции от 26.04.2019) «Об утверждении Положения о Министерстве науки и высшего образования Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых актов Правительства Российской Федерации».

Экспертиза научных проектов РФФИ проводится на основании пункта 43 Устава РФФИ и регламентируется положением об экспертизе научных проектов, утверждаемым председателем совета РФФИ.

Положение об экспертных советах РФФИ и положения по видам конкурсов утверждает совет РФФИ в соответствии с пунктом 28 Устава РФФИ.

Порядок проведения конкурса и экспертизы научных проектов на всех стадиях их выполнения осуществляется экспертными советами РФФИ в соответствии с пунктом 45 Устава РФФИ.

Требования к проектам, представляемым на конкурсы регламентируется «Положением о конкурсном отборе научных проектов федерального государственного бюджетного учреждения «Российский фонд фундаментальных исследований» (далее - Положение о конкурсном отборе).

Пунктом 5.3 Положения о конкурсном отборе установлено, что решение о допуске проекта к конкурсу принимает бюро совета РФФИ на основании предложения экспертного совета РФФИ (бюро экспертного совета РФФИ).

В соответствии с пунктом 5.4 Положения о конкурсном отборе РФФИ, если проект и/или заявка на участие проекта в конкурсе не соответствуют условиям конкурса, проект не допускается к участию в конкурсе.

Пунктом 6.1 Положения о конкурсном отборе установлено, что экспертиза проектов, представленных на конкурс, проводится в соответствии с Порядком проведения экспертизы научных проектов в федеральном государственном бюджетном учреждении «Российский фонд фундаментальных исследований» и Положением об экспертных советах федерального государственного бюджетного учреждения «Российский фонд фундаментальных исследований», утверждаемыми советом Фонда, и Положением об экспертизе научных проектов в федеральном государственном бюджетном учреждении «Российский фонд фундаментальных исследований», утверждаемым председателем совета РФФИ.

Бюро совета РФФИ на основании пункта 7 Положения о конкурсном отборе РФФИ осуществляет функции конкурсной комиссии по отбору представленных на конкурс проектов.

Решение о поддержке проекта или об отказе поддержать проект осуществляется на основании предложений соответствующего экспертного совета РФФИ (бюро экспертного совета РФФИ).

Порядок проведения экспертизы проектов, представляемых на конкурсы РФФИ регламентируется Положением о конкурсах РФФИ, утверждённым решением бюро совета РФФИ (Протокол № 5 (120) от 17 мая 2012 г.) (далее - Положение о конкурсах).

В соответствии с пунктом 1.3 Положения о конкурсах - непременным условием предоставления РФФИ финансовой поддержки является обязательство ученых сделать результаты исследований общественным достоянием, опубликовав их в рецензируемых научных изданиях.

Экспертиза заявок предполагает несколько этапов в соответствии с пунктом 4.3 Положения о конкурсах и с Положением об экспертах и экспертных советах РФФИ, утвержденным решением бюро совета РФФИ от 22 сентября 2011 г. (далее - Положение об ЭС), и Порядком проведения экспертизы в конкурсах РФФИ.

Предложения о механизме экспертизы входят в компетенцию экспертного совета РФФИ в соответствии с пунктом 3 раздела I Положения об ЭС.

Порядок проведения экспертизы проектов, представляемых на конкурсы РФФИ определяется в соответствии с пунктом 1.3 Положения об экспертизе научных проектов, представляемых на конкурсы федерального государственного бюджетного     учреждения «Российский фонд фундаментальных исследований», и отчетов о результатах работы по проектам, утвержденным заседанием бюро совета РФФИ от 25 сентября 2014 г. (далее - Положение об экспертизе).

Критерии, на основании которых проводится экспертиза проектов, представленных на конкурс, утверждаются советом РФФИ (бюро совета РФФИ) в соответствии с пунктом 1.5 Положения об экспертизе.

Перечень критериев для конкурсов РФФИ, утверждённых на заседании бюро совета РФФИ от 22 сентября 2011 г. включает следующее требование, относительно которого возник вопрос Стернина И. А.:

- количество публикаций руководителя проекта за последние три года в журналах из перечня ведущих периодических изданий (перечень ВАК) и в зарубежных журналах, входящих в одну из систем цитирования (библиографических баз) WebofScience, Scopus, WebofKnowledge, Astrophysics, PubMed, Mathematics, ChemicalAbstracts, Springer, Agris, GeoRef.

Таким образом, утверждение, что РФФИ в своей деятельности демонстрирует «пренебрежение к нашему ведущему российскому научному журналу» не соответствует действительности, в связи с тем, что требование устанавливает необходимость наличия публикаций не только в изданиях из перечня ВАК, но и «в зарубежных журналах, входящих в одну из систем цитирования (библиографических баз)».

Наличие данного требования обосновывается приоритетами, которые определяются органами государственной власти Российской Федерации в соответствии с пунктом 2 статьи 7 главы III. Федерального закон от 23 августа 1996 г. № 127-ФЗ (в редакции от 23.05.2016) «О науке и государственной научно-технической политике» (с изменениями и дополнениями, вступившими в силу с 01.01.2017).

В соответствии с ключевым документом, описывающим приоритеты, их предпосылки и, в следствии, принятую на основании этого политику государства является Стратегия научно-технологического развития Российской Федерации, утвержденная Указом Президента Российской Федерации от 1 декабря 2016 г № 642 (далее - СНТР, Стратегия).

Стратегией определяются цель и основные задачи научно-­технологического развития Российской Федерации, устанавливаются принципы, приоритеты, основные направления и меры реализации государственной политики в этой области в соответствии с пунктом 1 раздела I СНТР.

Пунктом 28 раздела III СНТР установлена цель научно­-технологического развития Российской Федерации, которой является обеспечение независимости и конкурентоспособности страны.

В пункте 9 СНТР приводятся ее обоснование, которое описывает предпосылки необходимости существования данного приоритета, в соответствии с которым признается, что Россия исторически является одной из мировых научных держав: отечественные научная и инженерная школы эффективно решали задачи социально-экономического развития и обеспечения безопасности страны, внесли существенный вклад в накопление человечеством научных знаний и создание передовых технологий.

Риски отставания России от стран-мировых технологических лидеров и обесценивания внутренних инвестиций в сферу науки и технологий, снижают независимость и конкурентоспособность России в мире, ставят под угрозу обеспечение национальной безопасности страны. В условиях значительных ограничений других возможностей развития Российской Федерации указанные риски и угрозы становятся существенным барьером, препятствующим       долгосрочному росту благосостояния      общества и укреплению суверенитета России в соответствии с пунктом 12 СНТР.

Рост международной конкуренции считается внешней угрозой военной безопасности в соответствии с подпунктом «е» пункта 15 СНТР.

Вместе с тем, подпунктом «д» пункта 16 СНТР риском также считается возрастание роли международных стандартов, выделение ограниченной группы стран, доминирующих в исследованиях и разработках, и формирование научно-технологической периферии, утрачивающей научную идентичность и являющейся кадровым «донором».

Создание технологий, продуктов и услуг, не только отвечающих национальным интересам Российской Федерации и необходимых для существенного повышения качества жизни населения, но и востребованных в мире в соответствии с пунктом 18 СНТР должно стать своевременной реакцией на вышеуказанные риски.

Поэтому устойчивое положение Российской Федерации на внешнем рынке становится приоритетом научно-технологического развития, о чем идет речь в пункте 20 СНТР.

Таким образом, открытость: эффективное взаимодействие научных организаций, участников исследований и разработок с представителями бизнес-сообщества, общества и государства, а также исходя из национальных интересов с международным сообществом, является одним из основополагающих принципов государственной политики в области научно-технологического развития Российской Федерации, что закреплено пунктом 30 раздела IV СНТР.

Пунктом 35 СНТР установлено, что международное научно- техническое сотрудничество и международная интеграция в области исследований и технологий, позволяющие защитить идентичность российской научной сферы и государственные интересы в условиях интернационализации науки и повысить эффективность российской науки за счет взаимовыгодного международного взаимодействия (Где сказуемое? Смысл неясен – ИАС.).

Учитывая изложенное, Министерство науки и высшего образования Российской Федерации считает обоснованным требование о наличии публикаций как в отечественных (перечень ВАК) изданиях, так и в изданиях, включенных в международные библиометрические базы данных.

При этом, позиция Минобрнауки России относительно значимости публикаций в RussianScienceCitationIndex (RSCI) заключается в следующем.

Распространенное мнение ведущих ученых (представителей экспертных советов РФФИ) о том, что наличие публикаций в RSCIне равнозначно наличию публикаций в международных базах данных не выглядит обоснованным в связи с тем, что требования к изданиям для попадания в отечественный индекс цитирования, на сегодняшний день, в значительной степени такие же жесткие, как и требования к изданиям для включения в международные базы данных.

То есть, в частном случае, как например в случае с заявкой на грант по гуманитарному проекту Стернина И.А., целесообразно поднять вопрос обоснованности такой причины отказа в получении гранта.

Существующий порядок устанавливает, что контроль выполнения решения совета РФФИ осуществляется бюро совета РФФИ в соответствии с пунктом 32 Устава РФФИ. Также бюро совета РФФИ рассматривает и согласует предложения по вопросам для включения их в повестку очередного заседания совета РФФИ.

Положения о проведении конкурсных отборов и сам порядок проведения конкурсных отборов, включая их условия и размеры грантов, а также порядок проведения экспертизы научных проектов на всех стадиях их выполнения устанавливаются советом РФФИ в соответствии с подпунктами «д» и «з» пункта 28 Устава РФФИ.

Учитывая изложенное, Минобрнауки России считает целесообразным заявителю обратиться в РФФИ с вышеуказанным предложением.

С другой стороны, в связи с тем, что интеграция российской науки в международное научное пространство - требование обоснованное принятой на сегодняшний день государственной научной политикой, Минобрнауки России считает целесообразным Стернину И.А. изучить возможность перевода своих статей на английский язык с целью публикации в зарубежных изданиях. Учитывая, что данное направление заграницей отсутствует - это будет подтверждением того факта, что рассматриваемый вопрос был впервые затронут представителями российской науки, которые стали его первооткрывателями.

Директор Департамента государственной научной и научно-технической политики

А.П. Симоненко (495) 547-13-25

Письмо И.А.Стернина

М.Ю.Романовскому,

директору Департамента научной

и научно-технической политики

Минобрнауки РФ

Стернин И.А.,

проф. Воронежского ГУ,

394007 Воронеж, ул.Димитрова,

д.4, кв 154

тел 89038566141

эл.почта Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

сайт sterninia.ru

На № МН-б.2/1523 от 6.8.2011

Уважаемый Михаил Юрьевич!

Я направлял письмо В.А.Никонову как председателю Комитета по образованию и науке Государственной Думы в поддержку предложений о преодолении формализма в оценке научных работ российских ученых. Мое письмо было переадресовано в Минобрнауки, и я получил за Вашей подписью ответ на мои предложения. Благодарю Вас за ответ.

Я, в частности, выражал несогласие с требованием к руководителю грантового проекта РФФИ обязательно иметь статьи, индексированные в двух международных базах данных, без чего он не может быть допущен к руководству грантом.

В ответе за Вашей подписью мне сообщено, что это требование со стороны РФФИ не было обязательным, предполагалась возможность представить и статьи в ВАКовских журналах:

«Перечень критериев для конкурсов РФФИ, утверждённых на заседании бюро совета РФФИ от 22 сентября 2011 г. включает следующее требование, относительно которого возник вопрос Стернина И. А.:

- количество публикаций руководителя проекта за последние три года в журналах из перечня ведущих периодических изданий (перечень ВАК) и в зарубежных журналах, входящих в одну из систем цитирования (библиографических баз) WebofScience, Scopus, WebofKnowledge, Astrophysics, PubMed, Mathematics, ChemicalAbstracts, Springer, Agris, GeoRef

К сожалению, это не так.   В действительности действующее требование РФФИ выглядит следующим образом:

П.9. Руководитель проекта должен иметь следующее количество публикаций по тематике проекта в рецензируемых российских и зарубежных научных изданиях, индексируемых в базах данных «Сеть науки» (Web of Science Core Collection) или «Скопус» (Scopus), опубликованных в период с 1 января 2014 года до даты подачи заявки (5 публикаций)

Таким образом, в Требованиях РФФИ к конкурсной документации про ваковские публикации нет ни слова, они не предусмотрены (нет никакого «И») и требуются только статьи с международной индексацией (при этом не допускается никаких других международных баз данных, кроме Скопуса и Веб ов Сайенс).

Именно это положение меня и возмущает. И именно на этом основании мне было последний раз отказано в гранте. Рецензент моей заявки на грант написал: «Основное замечание по представленному проекту касается научных публикаций руководителя. …. Большая часть его публикаций представлена в изданиях, включенных в российские индексы цитируемости,… все указанные им в заявке статьи в журнале "Вопросы психолингвистики" индексируются лишь в Russion Science Citation Index на платформе Web of Science, но не в Web of Science Core Collection. Таким образом, автор проекта нарушает одно из важнейших требований настоящего конкурса и предоставляет сведения, не соответствующие требованиям конкурсной документации».

ТАКИМ ОБРАЗОМ, ОСНОВНОЙ НЕДОСТАТОК МОЕГО ПРОЕКТА В ТОМ, ЧТО Я КАК РОССИЙСКИЙ УЧЕНЫЙ ПУБЛИКУЮСЬ В РОССИИ И МЕНЯ ЦИТИРУЮТ В РОССИИ!

На этом основании мой научный уровень как руководителя проекта был оценен низким баллом.

При этом я указал в заявке следующие сведения о себе:

  • я успешно руководил уже более чем 20-тью грантами;
  • индекс Хирша у меня - 56 (на сегодня уже 57);
  • количество цитирований моих работ по данным электронной библиотеки – более 24000.
  • у меня защитили диссертации 92 аспиранта и докторанта;
  • у меня на настоящее время более 1500 опубликованных научных работ, 40 опубликованных монографий, более 200 книг и научных сборников вышли под моей научной редакцией;
  • в последнем, опубликованном в 2017 г. списке «Языкознание: топ-100 самых продуктивных российских учёных по данным elibrary.ru», я вхожу в первую пятерку самых продуктивных российских лингвистов.
  • я заслуженный деятель науки РФ (с 2008 г.)

Мне кажется, что приведенные мной данные в достаточной степени   подтверждают мой научный уровень, который позволяет мне   руководить грантом по научному проекту.

Но у Фонда явно другое мнение.

      Я благодарен Вам за то, что Вы в своем ответе в целом высказываете согласие с неправомерностью предъявляемых РФФИ требований:

«Позиция Минобрнауки России относительно значимости публикаций в RussianScienceCitationIndex (RSCI) заключается в следующем. Распространенное мнение ведущих ученых (представителей экспертных советов РФФИ) о том, что наличие публикаций в RSCIне равнозначно наличию публикаций в международных базах данных не выглядит обоснованным в связи с тем, что требования к изданиям для попадания в отечественный индекс цитирования, на сегодняшний день, в значительной степени такие же жесткие, как и требования к изданиям для включения в международные базы данных. То есть, в частном случае, как, например, в случае с заявкой на грант по гуманитарному проекту Стернина И.А., целесообразно поднять вопрос обоснованности такой причины отказа в получении гранта».

Но вот что мне непонятно: почему в таком случае Министерство поручает в своем ответе продвижение данной позиции мне как частному лицу и фактически устраняется от принципиального обсуждения данного вопроса с РФФИ:

«Минобрнауки России считает целесообразным заявителю обратиться в РФФИ» и внести «предложение для включения в повестку очередного заседания совета РФФИ». Вопрос-то общий,  касается далеко не только моего гранта (это только пример), а стратегии российской науки и образования в целом. Если есть такая позиция Министерства, то почему Министерство само не укажет РФФИ на неправомерность упоминаемых требований?

Я, кстати, заранее знаю, что мне как частному лицу ответят из РФФИ, если я туда обращусь: перечислят пункты Положения о конкурсе и сообщат, что они оценивают заявки в соответствии с этими пунктами Положения.            И этим дело закончится. А я как раз и выступаю против этих положений, считаю их неправомерными и в конечном итоге антинациональными, противоречащими интересам России. Убежден, что без вмешательства вышестоящей инстанции – Министерства - данную проблему не решить.

Прошу Вас все-таки от имени Министерства официально указать РФФИ на неправомерность обязательного требования публикаций, фиксируемых в двух международных базах данных.

Кстати, почему именно в этих двух? Кто вообще анализировал их научный авторитет? А также кто выбрал Скопус и ВОС как единственные международные базы, где должны быть представлены наши публикации? Научному сообществу ответы на эти вопросы неизвестны.

Еще одно важное обстоятельство. Подавляющее число журналов, агрессивно предлагающих нашим ученым свои скопусовские и веб-оф-саейнсовые услуги (я еженедельно получаю по электронной почте до десятка таких предложений) – это не специальные, а многопрофильные журналы, предлагающие одновременно публикации по всем отраслям знания - от физики, медицины, биологии, экономики и др. до филологии, философии, социологии и искусствоведения. И это все - дорогостоящие платные журналы, это коммерция. Может быть, в России есть круги, которые лоббируют эти журналы как коммерческие проекты и имеют свою выгоду от этого? Почему мы должны оплачивать зарубежный научный бизнес? Что, кому-то конкретно это выгодно?

При этом откровенно возмущает то, что западные страны все последние годы душат нашу страну своими санкциями, а мы как раз в это время услужливо финансируем их коммерческие издательские проекты за счет своих малоимущих ученых и преподавателей, которым за такие публикации. приходится платить до 50 тыс. р. Фактически, это у нас новый налог - налог на научную деятельность.

Хочу обратить внимание также на следующее обстоятельство. Формальное требование обязательного наличия у ученого или преподавателя публикаций в изданиях, индексируемых в Скопус и ВОС, в настоящее время получило катастрофически широкое распространение в вузах и научных учреждениях страны: их требуют при защите диссертаций, оно выдвигается как непременное условие доступа к избранию и переизбранию преподавателей на должности, получению ученых званий, условие для получения грантов (о чем я и пишу), условие сохранения членства в диссертационных советах.

Отсутствие таких публикаций фактически лишает малообеспеченных преподавателей (которых в современных вузах большинство) и ученых старших возрастных категорий (а они все малообеспеченные) права на дальнейшую работу и научную деятельность в вузе и науке и фактически вымывает данную категорию ученых и преподавателей вузов из сферы науки и высшей школы. Одновременно эта дает шанс на должности и гранты более материально обеспеченным, предприимчивым людям, которые в состоянии оплатить свои скопусовские публикации, находят себе липовых соавторов и вытесняют более опытных и знающих людей из сферы образования и науки. Это огромный вред отечественной науке и образованию. И это вовсе не мое старческое брюзжание, а реальное наблюдение, реальный факт, который сегодня очевиден всей научной и вузовской общественности. Этого нельзя не видеть.

Огромный, невосполнимый вред такой политикой наносится отечественной научной периодике - наши профильные научные журналы, специальные журналы РАН, десятилетиями публиковавшие самые качественные исследования наших ученых, становятся просто не нужны - они индексируются только в РИНЦ, а российский индекс научного цитирования сейчас никому не нужен. Люди перестают в эти журналы писать, и эти журналы тихо умирают. Уже перестали выходить десятки авторитетных научных российских журналов.

Спасибо за рекомендацию публиковаться за рубежом: «Минобрнауки России считает целесообразным Стернину И.А. изучить возможность перевода своих статей на английский язык с целью публикации в зарубежных изданиях». Зарубежная известность, разумеется, никогда не вредила ученому. У меня есть достаточное количество зарубежных публикаций, статьи, монографии, учебники, и не только в англоязычных странах. Это дополнительный показатель моей научной востребованности. Но эти публикации не должны быть обязательно связаны именно со Скопусом и ВОС. Эти базы никак не свидетельствуют о качестве научного исследования.

Убежден, что государство должно в первую очередь поддерживать разработки своих ученых в интересах своей страны, свои научные журналы, свои библиографические базы, а не зарубежную научную периодику. Именно это обеспечит нашей стране возможность занять передовые научные позиции в мире.

Прошу Министерство подключиться своим авторитетом к разрешению данного вопроса.

Пожалуйста, укажите нашим фондам, руководителям вузов и научных учреждений, а также ВАКу на неправомерность обязательного формального требования публикаций, индексируемых в базах Скопус и ВОС, для любых целей. Это может быть только дополнительным критерием оценки деятельности ученого.

Российские ученые ждут от своей страны, от своего Министерства поддержки их исследований прежде всего как российских ученых, работающих в России и для России.

С уважением

И.А.Стернин,

профессор Воронежского университета,

заслуженный деятель науки РФ

 

PS

Прошу прощения, но как филолог не могу об этом не сказать: обратите, пожалуйста, внимание Ваших помощников на большое количество орфографических, пунктуационных, синтаксических и стилистических ошибок в тексте Вашего письма: есть предлог вследствие и он пишется слитно (а не в следствии), за границей – раздельно, причастные обороты выделяются запятыми, таким образом предполагает запятую; слово например оформляется запятыми; по-русски не говорят: пунктом 7 …осуществляет функции; исходя из национальных интересов с международным сообществом;   международная интеграция в области исследований и технологий, позволяющие защитить идентичность (предложение без сказуемого) и нек.др.

Хотелось бы, что документы, выходящие из Министерства науки и образования, были более грамотными в языковом плане.

Прочитано 100 раз
© 2013-2019 sterninia.ru Публикация данного материала разрешается исключительно со ссылкой на источник и с указанием автора.