Суббота, 15 Август 2015 16:35

Склероз и проблема вербальности мышления

Склероз и проблема вербальности мышления

 

Наблюдаю над собой. Мне 65 лет.

Правда, что старость не радость. Для преподавателя особенно,  ведь слова - это наше орудие. А слова все чаще вылетают из памяти, особенно в самый неподходящий момент – когда что-нибудь объясняешь. Иногда мучительно приходится вспоминать слово, прибегая к помощи близких, окружающих людей. Особенно часто вылетают фамилии. Склероз…

Что такое склероз? Посмотрел по популярным источникам, заглянул, как сейчас принято, в Википедию.

Термин склероз сам по себе означает замещение нормальной специфической ткани в каком-либо органе на более плотную соединительную ткань и, в данном случае, пораженным органом является не головной мозг, а артерии, по которым происходит кровоснабжение головного мозга.

Причинами склероза могут быть разнообразные процессы: воспаление, расстройства кровообращения, нарушения обмена веществ, возрастные изменения.

  Считается, что склероз не является самостоятельным заболеванием, а служит патоморфологическим проявлением другого основного заболевания.

В разговорной речи «склерозом» называют нарушение памяти, как правило, в пожилом возрасте. Часто говорят – старческий склероз: устойчивое выражение в русском языке, которое часто используют, говоря о нарушениях памяти у людей пожилого возраста.

Однако специалисты считают, что такой болезни — «старческий склероз» - не существует, а речь идет о деменциях позднего возраста, которые бывают сосудистые (церебральный атеросклероз), атрофические (болезнь Альцгеймера, болезнь Пика) и смешанные. Выражение старческий склероз, вероятно, происходит от диагноза «церебральный атеросклероз» (он же — атеросклероз сосудов головного мозга) как известной причине деменции у пожилых.

Именно в этом смысле и я говорю о склерозе.

Таким образом, забывание слов – естественный процесс, связанный со старением и заболеваниями сосудов. Тут уж ничего не поделаешь.

Разумеется, склероз - ощущение совсем не из приятных, хотя стараюсь, как и все мои «совозрастники» (кстати, полезное слово, почему его нет в русском языке?) относиться к этому с юмором – подшучиваю сам над собой, «прохожусь» насчет своего склероза. Слушатели – студенты, магистранты, аспиранты - и с улыбкой воспринимают мои комментарии, похоже, что немного сочувствуют, но кто знает, может, потом смеются и судачат о своем преподавателе. Ничего не поделаешь.

Однако как ученый, давно интересующийся проблемами соотношения мышления и языка, не могу не отметить при этом, что сам феномен склероза наводит меня на некоторые важные научные размышления.

Наблюдая за собой, объективно замечаю, что с возрастом я мыслю все более ясно, формулирую результаты мышления кратко, могу кратко резюмировать свои рассуждения, могу привести хороший пример. Может, это в основном результат более чем сорокалетней педагогической деятельности – приучаешься понятно объяснять, но факт – склероз (пока?) совсем не препятствует моему мышлению. Соображаю с возрастом я даже лучше, чем раньше.

Из анализа своих собственных склеротических затруднений и наблюдений над своим «совозрастниками» я как филолог и психолингвист делаю важный вывод: забывание слов есть еще одно свидетельство невербальности мышления.

Ведь забыв слово, я не забыл само явление, сам концепт, который оно называет – я могу думать о том человеке или явлении, название которого я не могу вспомнить, могу оперировать этой информацией в сознании, делать выводы и умозаключения об этом явлении и могу назвать его описательно, если мне нужно обязательно о нем сообщить.

Я, например, почему-то часто забываю имя и фамилию американской актрисы Элизабет Тейлор. При этом у меня ясный чувственный образ этой актрисы – я вижу ее в фильме «Клеопатра», вспоминаю ее судьбу, что она 9 раз была замужем, вспоминаю другие ее роли и т.д. Никаких затруднений в осмыслении ее как реального феномена действительности я не испытываю, как и в ментальных операциях с ее образом, могу ее обсуждать. Высказывать о ней свое мнение. И когда я говорю – «та, которая играла Клеопатру» - можно понять, о ком идет речь, меня понимают.

Можно провести параллель с феноменом «забыл слово», которое не имеет отношение к склерозу. Вспоминая забытое слово, мы отчетливо осознаем в своем сознании некий концепт, который нам нужно выразить адекватным словом, и перебираем подходящие слова. Вот как описывает этот процесс американский психолог У.Джеймс: «Допустим, мы пытаемся вспомнить забытое имя. В нашем сознании существует как бы провал, ... но эта пустота чрезвычайно активна. Если нам в голову приходит неверное слово, эта уникальная пустота немедленно срабатывает, отвергая его». Это значит, что в действительности в нашей памяти имеет место не пустота, а концепт, образ, который «ищет» себе форму языкового выражения (Стернин 2004, с.39).

Это подтверждает, что слова нам нужны не для мышления, а для сообщения о результатах мышления.

Таким образом, склероз, ведущий к забыванию слов, по крайней мере на первой стадии не препятствует мышлению.

Феномен забывания слов, независимо от того, чем он вызван, свидетельствует о независимости мышления от языка и невербальности мышления.

Феномен склероза подтверждает, что мышление в опоре на слова не нуждается. Слова не нужны для мышления, они нужны для сообщения о результатах мышления, то есть для коммуникации.

Таким образом, склероз свидетельствует в пользу невербальности мышления. При этом для меня остаются кое-какие загадки.

Почему я упорно забываю одну и ту же фамилию?

Почему часто с женой мы забываем одно и то же слово – как это объяснить? Смеемся, но ничего поделать не можем.

Это требует объяснения.

_______________________

Стернин И.А. Язык и мышление. – Воронеж: «Истоки», 2004. - 49 с.

Опубликовано в:

Язык и национальное сознание.

- Вып.20. –Воронеж: «Истоки», 2014. – С.224-227.

Прочитано 1062 раз
© 2013-2017 sterninia.ru Публикация данного материала разрешается исключительно со ссылкой на источник и с указанием автора.