Четверг, 14 Ноябрь 2013 20:02

Отклик на инициативу Жириновского об иностранных словах

     О проекте ФЗ № 227062-6 «О внесении изменений в ФЗ «О государственном языке РФ» и Кодекс об административных правонарушениях в части защиты русского языка», внесенном депутатами    Государственной Думы    В.В.Жириновским, В.А.Овсянниковым, А.А.Балберовым, С.В.Журавлевым, В.С.Золочевским, К.С.Субботиным, В.В Соболевым (проект № 227062-6).

  Проектом изменений предлагается ввести в Кодекс РФ об административных правонарушениях штрафы от 2 до 2,5 тыс. рублей для граждан, 4-4,5 тыс. р. для должностных лиц и от 40 до 50 тыс. р. с конфискацией предмета административного правонарушения для юридических лиц.
     Штрафы в административном порядке предлагается налагать на лиц, которые допускают «использование иностранных слов и выражений, не соответствующих нормам русского литературного языка и имеющих общеупотребительные аналоги в русском литературном языке в случае публичного распространения информации на государственном языке Российской Федерации, вне зависимости от целей и формы такого распространения».


    Подобные предложения вызывают в филологическом и культурном сообществе обоснованное недоумение и тревогу.


     Предложения в Федеральный закон от 05 июня 2005 г. № 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2005, № 23, ст. 2199) нуждаются в совершенствовании и тщательной филологической экспертизе с участием ведущих филологов.
   В предложениях (как и в самом действующем Законе) используются нечеткие, неопределяемые понятия нетерминологического характера, что недопустимо для текста закона.
1. «Общеупотребительный аналог».
  Слово «аналог» («нечто похожее») в лингвистике не употребляется, это общеупотребительное слово, которое допускает произвольное толкование из-за того, что оно имеет широкое нетерминологическое значение.
      Под аналоги можно подвести все что угодно: слово «Дума» имеет аналог «парламент», «народовластие» - аналог «демократия», депутат - аналог «парламентарий». Причем это общеупотребительные слова. Что, тогда за парламент, парламентарий, демократию будем штрафовать политиков и журналистов, да и простых людей? Штраф за употребление вариантов (лексических синонимов) недопустим.
    2. Общеупотребительность слова или выражения.
  Инициаторы вносимых предложений к слову менеджер подобрали в качестве примера общеупотребительный аналог «приказчик». Они считают его общеупотребительным, хотя оно уже 100 лет как вышло из употребления.
   Употребительность слова - понятие субъективное, оно может быть употребительно в определенной группе носителей языка, но не употребляться в других сферах. Употребительность и тем более общеупотребительность слова меняется со временем и отсутствуют какие-либо объективные критерии определения общеупотребительности слова.
«Общеупотребительность» слова или выражения изменяется с развитием языка, в связи с чем на каждом этане развития языка допускает произвольное толкование. Определение степени общеупотребительности слова возможно только специалистами-филологами.
    З. Понятие «норма» в предложениях законодателей (и в самом действующем Законе) используется без конкретизации: есть орфоэпические, морфологические, синтаксические, лексические, стилистические, коммуникативные нормы. Употребление слова может нарушать одну норму, но не нарушать другие.
     Нарушение норм употребления слова чаще всего обусловлено недостаточной речевой культурой носителя языка, недостаточным уровнем владения им родным языком. Нельзя штрафовать людей за неграмотное употребление, например, таких слов, как «ихний», «делов», компеНтентный, «острый хондроз» (вместо остеохондроз) и подобных. Нельзя штрафовать людей за плохое знание языка, поскольку оно - индивидуальное дело каждого, зависящее от полученного образования, способностей, жизненного опыта и многих других факторов.
    4. Выражение «использование иностранных слов и выражений, не соответствующих нормам русского литературного языка», лишено лингвистического смысла. Слова и выражения не могут соответствовать нормам, конкретной норме может соответствовать то или иное употребление этих слов в речи. Составить список употреблений слов и выражений в речи народа - задача невыполнимая по определению. Предложение утверждать «перечень слов и выражений, не соответствующих нормам современного русского литературного языка» в силу этого абсурдно и невыполнимо также и потому, что соответствие слова той или иной норме в речи определяется субъективно и изменяется со временем.

   Вызывают озабоченность и многие формулировки в объяснительной записке к предложениям:
   •«Российским законодательством не предусмотрено никакой ответственности за искажение русского языка».
    Понятие «искажение языка» в лингвистике отсутствует, это субъективно-оценочное выражение, которое не может быть использовано в законе, поскольку оценка того или иного словоупотребления с точки зрения искажения чего-либо всегда субъективна, как и само представление об «искажении».
     •«Сформировалась  острая  потребность  ввести  ответственность  за  нарушение норм современного русского языка».
     Никакой острой потребности в этом нет. Острая потребность - расширить подготовку филологов, не сокращать филологическое образование, организовывать курсы повышения квалификации в области русского языка для самых разных категорий взрослого населения.
     •Наказание  предлагается  вводить  «вне  зависимости  от целей  и  формы употребления» - это значит и в шутку, и для уточнения мысли, и для введения понятия в учебном процессе, и как цитату нельзя будет употреблять иностранные слова, что представляет собой абсурд.
    •Предлагается, чтобы Правительство РФ «определило порядок утверждения Перечня  слов  и  выражений,  не  соответствующих  нормам  русского  литературного языка».
    Во-первых, не может быть никакого списка не соответствующих нормам языка слов и выражений.
     Прежде всего, нормы разные.
   Во-вторых, нет и не может быть навсегда не соответствующих какой-либо норме выражений и слов, в разных коммуникативных ситуациях слова и выражения могут употребляться со специальными целями, количество которых не ограничено - в целях придания речи выразительности, для ее разнообразия, для создания юмористического эффекта и др.
    В третьих, норма постоянно меняется.
   В-четвертых, то, что не соответствует норме в одной ситуации или контексте, может соответствовать норме в другой ситуации или контексте.
   • «Русский язык не выработал тех понятий, которые использовали в Др. Греции и Др. Риме».
    Это утверждение  безграмотно с лингвистической  точки  зрения: понятие вырабатывает мышление народа, язык только называет понятия.
    • «Множество  российских  организаций  необоснованно  включают  в  свои наименования иностранные слова и выражения».
    Что значит необоснованно? Для кого необоснованно? Кто определяет эту обоснованность? В чем критерии «обоснованности» наименования? Достаточно часто это делается для воздействия на потребителя, для рекламы.
    Ссылки на Францию уже навязли в зубах, французы смеются над этим законом и широко употребляют иноязычные слова в своей речи. Французский закон - это декларация, которая практически невыполнима. В 99% стран, во всех крупнейших и развитых государствах нет никаких законов, запрещающих употреблять и заимствовать слова.
    Какие слова создавать и какимс отдавать предпочтение при употреблении - дело народа и определяется правилами самого языка, а также коммуникативными потребностями народа: слова появляются, в том числе заимствуются, только в том случае, если народу надо это понятие обозначить - о нем появилась необходимость говорить. Слово Маяковского прозаседавшиеся прижилось в русском языке, поскольку обозначило новое явление, о котором необходимо было говорить, а слово леева, предложенное им вместо лавина -нет, поскольку слово «лавина» вполне удовлетворяло коммуникативные потребности народа.
   В начале XX века в русском языке конкурировали слова авиатор, летун и летчик. Постепенно слово летчик заняло доминирующее положение, летун вышло из употребления, а авиатор сохранилось как обозначение специалиста по авиации. Предпочтение народом того или иного слова - вопрос времени и языкового вкуса народа. Законодателю в этом процессе нет необходимости участвовать.
    Комментировать и предлагать оптимальные формы и способы словоупотребления должны филологи, а школа, вуз, СМИ будут реализовывать их предложения.
    Попытка найти правонарушения в употреблении иностранных слов представляется совершенно нецелесообразной и вредной, поскольку может повлечь массовые субъективные толкования и ошибки, необоснованные решения и обвинения, необоснованные штрафы.
     Кроме того, иностранные слова и выражения, используемые в современном русском языке, в подавляющем числе случаев являются смысловыми и/или стилистическими синонимами, как таковые они используются в языке для более точного обозначения понятий и явлений, особенно новых, появившихся в последнее время.
     Таковы практически все слова, приводимые в Пояснительной записке ГД РФ, например, «сейшен» - это не «встреча», «заседание», а «музыкальное собрание джазовых музыкантов», причём это слово стилистически маркировано - это профессиональное слово музыкантов; «дилер» - это не просто «посредник», а «уполномоченный представитель фирмы, который обслуживает продукцию той или иной фирмы»; «бутик» - не просто «лавка», а «небольшой магазин, торгующий изготовленной в малых партий модной одеждой, обувью, галантереей»; «менеджер» -это, в отличие от устаревшего «приказчик» в значении «продавец» и в отличие от «управляющий» в значении «руководитель», в современном русском языке - обобщённое обозначение сотрудника среднего звена, выполняющего самые разные функции; «бизнес-ланч» - это терминологическое понятие, это «готовый обед на определённую сумму, по недорогой цене», в современном русском языке «деловой обед» - это не понятие, это свободное словосочетание; «сингл» - не «песня», а «отдельное выпущенное в продажу музыкальное произведение, в том числе песня, в отличие от альбома»; «дистрибьютер» - это не просто распространитель, а терминологическое наименование - «уполномоченный представитель фирмы или небольшая фирма, которые распространяют продукцию той или иной крупной фирмы»; «гаджет» - «техническое устройство бытового назначения»; «перформанс» - это не любое представление, а с использованием разных форм воздействия: пения, музыки, танца, осуществляемое в любом месте, например, на улице, в музее.
    Подавляющее большинство иностранных слов обозначают новые понятия или новые оттенки старых понятий, либо называют видовые разновидности общего понятия. Данный процесс наблюдается во всех языках мира, это объективный закон развития лексического состава всех языков. Например, «бартер» - «взаимообмен товарами без оформления акту купли-продажи», «кастинг» - «творческий конкурсный отбор претендентов на участие в каком-либо проекте или конкурсе» и др.
      К тому же в языках мира сейчас ярко обозначилась тенденция к обобщению словарного фонда разных языков - происходит интернационализация словарного состава и языки идут по пути сближения друг с другом прежде всего в лексике, это путь к постепенному формированию единого лексического фонда языков и противоречить этой объективной мировой тенденции бессмысленно.
     Употребление людьми синонимов в их речи (или «аналогов» в терминологии депутатов Госдумы) не может быть регламентировано законом, а составление списков неугодных кому-то синонимов - полный лингвистический и культурный абсурд.
     Употребление синонимов в речи определяется культурой речи носителя языка (кстати, широкое использование синонимов - показатель высокой речевой культуры человека), а также конкретной стилистической характеристикой слова - его уместностью в той или иной коммуникативной ситуации, социальной среде, группе. Ср.: осУжденный, возбУждено - упорно говорят в силовых структурах, утверждая, что это их профессиональное произношение. Их тоже надо штрафовать?
     А.С.Пушкин давно сформулировал основной закон употребления языка: «истинный вкус состоит не в безотчетном отвержении такого-то слова, такого-то оборота, но в чувстве соразмерности и сообразности».
     Надо воспитывать у людей ответственность за свою речь, стремление говорить грамотно, культурно, соблюдая нормы всех типов. Надо учить коммуникативной уместности употребления слов и выражений, не злоупотреблять, в частности, иностранными словами, если их не все понимают, но никак не штрафовать за употребление тех или иных синонимов.
      «Не надо вести борьбу за подметание улиц. Их надо просто подметать» (Ильф и Петров).
Необходимо не вводить законодательные ограничения на употребление тех или иных слов и выражений, а лучше учить русскому языку, выделять на это средства, расширять обучение русскому языку взрослых, создать систему повышения квалификации по русскому языку для взрослого населения, перестать сокращать набор филологов в вузы.
     Тогда и защищать русский язык будет не нужно.
    И практический вопрос к инициаторам «штрафных санкций»: а кто будет осуществлять контроль за употреблением иностранных слов, за нарушениями предполагаемого закона? Местные власти? Полиция? Мировые судьи? Как будут фиксироваться и доказываться подобные нарушения?
     Эмоциональное неприятие многими, в основном старшим поколением, многочисленных иностранных слов - это эмоциональная реакция непонимания, незнания, эмоциональный протест против быстрых изменений, затруднений в понимании (такое было при Петре Первом, при Пушкине, но  время все давно расставило на свои места).
    Не надо эмоции превращать в законотворчество, это приведет к абсурду и многочисленным ошибкам и неприятностям. Надо работать по повышению уровня культуры речи населения нашей страны.
    

    Предложения
     1.Необходимо выработать более четкие лингвистические критерии определения понятий, используемых в ФЗ о Государственном языке РФ, чтобы обеспечить эффективное применение закона, избежать субъективизма и избирательности в правоприменении и освободить граждан России от вмешательства административных органов в культуру речи и индивидуальное речевое самовыражение.
    2.Уточнить  в  Законе  о  государственном  языке  понятие  «норма»,  виды  норм (лексические, орфоэпические, стилистические и др.).
   3.При разработке законов, затрагивающих проблемы языка, привлекать видных специалистов-филологов к разработке и экспертизе вносимых предложений.
     4.Рекомендовать политикам, журналистам СМИ при употреблении иностранных слов разъяснять их для носителей языка - неспециалистов.
    5. Создать при местных органах власти общественные комиссии из филологов для контроля за использованием русского языка в общественной сфере с правом выносить предписания по устранению ошибок в публичных надписях, наименованиях и т.д.
       6. В связи с приятием закона о запрете нецензурной лексики в СМИ, Верховному суду РФ официально определить список нецензурных слов в современном русском языке (например, Верховный суд США определил 8 английских слов как нецензурные) для обеспечения реального применения закона о запрете нецензурной лексики в СМИ.
    Цензурные же слова в употреблении не подлежат никакой законодательной регламентации, их употребление определяется их значением, стилистической отнесенностью и коммуникативными потребностями говорящего, а возможные нарушения языковых норм при таком употреблении определяются культурой речи говорящего, уровнем его владения русским языком.
     Проблема употребления тех или иных лексических единиц языка - это проблема культуры речи носителя языка, которая не подлежит правовому регулированию.

    

     И.А.Стернин, засл. деятель науки РФ. доктор филологических наук, профессор, зав.кафедрой общего языкознания и стилистики Воронежского университета;
          Н.М. Вахтель, доктор филологических наук, профессор кафедры общего языкознания и стилистики Воронежского университета;
          О.Н..Чарыкова, доктор филологических наук, профессор кафедры общего языкознания и стилистики Воронежского университета.

Прочитано 1365 раз
© 2013-2019 sterninia.ru Публикация данного материала разрешается исключительно со ссылкой на источник и с указанием автора.